Ясныгин Иван Денисович (1745-1824)

По своему происхождению И.Д. Ясныгин — разночинец. В послужном списке он писал о себе: "...пермского полка солдатский сын". Проявив свои недюжинные способности, Иван Ясныгин в 1760 году был принят в Императорскую Академию художеств в Санкт-Петербурге. Учился прилежно: в 1763 году он был награждён двумя медалями и шпагой, в 1764 году значился "скульптором хороших успехов и поведения". Ясныгин окончил скульптурное и архитектурное отделения Академии, был награжден медалью за архитектурную композицию и направлен в Канцелярию от строений. Одновременно в 1765 году он был определён для работ на Императорском фарфоровом заводе.

В1770 году И.Д. Ясныгина завербовал В.И. Баженов, рекомендуя включить его в Экспедицию Кремлёвского строения: "...в нём [Ясныгине] великая надобность при делании модели" (имелась в виду модель Большого Кремлёвского Дворца). В исполнении модели будущего дворца И.Д. Ясныгин принимал самое активное участие. В 1774 году на запрос петербургской Канцелярии от строений М.Ф. Казаков отвечает: "Ясныгин в предбудущий год надобен и для того с ним заключен договор". В.И. Баженов тут же приписал, что Ясныгин нужен для обучения учеников в рисовании, что он "при фигурах модели отправлен в Санкт-Петербург" для утверждения. Принимал участие Ясныгин и в других архитектурных решениях. В 1774 году, например, с М. Казаковым он перестраивал в Москве дома Голицына, Долгорукова и Лопухиной под путевой дворец для приезда Екатерины II (т.н. "Пречистенский дворец"). Изучая договоры Экспедиции Кремлёвского строения, можно найти документы, говорящие, что в 1775 году "работал художник-скульптор Иван Ясныгин". Существуют сведения за 1781 год, гласящие, что архитекторский помощник Кремлёвской экспедиции Иван Ясныгин получал жалование 250 рублей в год и что он использовался "при строении Присутственных мест и дворца по Санкт-Петербургской дороге у архитектора М.Ф. Казакова". Документы 1784 года свидетельствуют, что И.Д. Ясныгин жил в Москве "в приходе церкви Николы в Звонарях в доме священника церкви". Тут же он и женился 3 ноября 1784 года (жена его, Екатерина Петровна Михайлова, была дочерью протоколиста Московской межевой экспедиции). А 30 декабря 1784 года И.Д. Ясныгин был определён в штат калужского губернского архитектора по представлению наместника М.Н. Кречетникова. С начала нового 1785 года Ясныгин приступил к исполнению архитекторских обязанностей, к практической работе архитектора губернии. Эта напряжённая творческая деятельность продлится долгие 38 лет - до 1822 года.

Должность калужского архитектора Ясныгин занял в 1796 году. Калуга встретила его огромным простором для творческих планов - и "коробками" недостроенных зданий. Были не закончены восточные корпуса Присутственных мест. Троицкий городской собор был только заложен, его выстроенные подвалы едва поднимались над землей. Предстояло определить жилую каменную застройку.

К периоду деятельности в Калуге Ясныгин подошёл уже зрелым, опытным мастером своего дела. В свои 40 лет он имел достаточный опыт архитектурной проектной практической работы. Талант скульптора и знакомство со спецификой работы на Императорском фарфоровом заводе должны были пригодиться новому губернскому архитектору при будущих контактах с калужскими гончарами, издавна славившимися (это было известно И.Д. Ясныгину) добросовестностью и изобретательностью при изготовлении керамических изделий.

Архитектор был захвачен открывающимися перспективами для архитектурного творчества, границы которого были определены утверждёнными генеральными планами и постановлениями; многие здания в городе уже были заложены. И зодчий деятельно принимается за работу. Первым его делом было продолжение строительства городского собора, заложенного по проекту П.Р. Никитина, его предшественника. Ясныгин с огромным уважением относился к трудам и замыслам своего талантливого предшественника. Огромные личные усилия он приложил позже, когда сановный Петербург отказался согласовывать проект Троицкого собора; известный русский архитектор А.Д. Захаров, которому Академия художеств поручила рассмотреть проект собора, высказал недоверие к конструкциям сооружения и к его архитектурному решению; более всего его смущало то, что ширина барабана купола калужского собора была 17 м, в то время как ширина барабана купола петербургского Казанского собора (архитектор А.Н. Воронихин) составляла всего 14,5 м. И.Д. Ясныгин сумел убедить строгих судей расчётами, макетами, доказательствами, что основание здания было заложено по утверждённому проекту П.Р. Никитиным, что заложен собор был в 1775 году самой Екатериной II и митрополитом Платоном... Троицкий собор был завершён, и поныне он удивляет и радует взгляд при подъезде к Калуге, и издали и вблизи, размахом и масштабностью сооружения.

Строительство собора продолжалось до 1818 года, освещение же состоялось только весной 1819 года. До 1808 года рядом с ныне существующим зданием стоял и функционировал старый Троицкий собор, построенный ещё в XVII веке семьей Хитрово "в память по царе Фёдоре Алексеевиче". В 1808 году старый собор был разобран до основания, даже бутовый фундамент был вынут из земли. Эту работу выполняли калужские крестьяне бригады И.М. Милованова. Тридцать икон четырёх ярусов алтаря были перенесены в церковь Никиты Мученика, которая временно стала городским собором. Алтарные деревянные резные позолоченные двери были переданы в Калужский Шаровкин монастырь (ныне село Ильинское под Перемышлем). Новый алтарь собора был выполнен по проекту архитектора Казакова, племянника М.Ф. Казакова, и стоил 8 475 рублей. Он представлял собой роскошную золочёную архитектурную композицию. Стены нового собора, задержавшегося из-за войны 1812 года, были расписаны и отделаны искусственным мрамором розового цвета. Пол был выстлан чугунными плитами работы калужских чугунолитейных заводов Демидова. В центре интерьера висела громадная хрустальная люстра работы стекольного завода Небольсина под Калугой. Вся постройка обошлась в 200 тысяч рублей, не считая утвари. Большой ценностью являлись четыре циферблата часов английской работы, установленные на последнем ярусе колокольни. Из Англии их привёз калужанин А.М. Чернов. Часы отбивали мелодии на колоколах: четверть часа, полчаса и три четверти каждого часа. Высота колокольни достигает 83 м. Композиция ярусов колокольни была частично изменена И.Д. Ясныгиным. Первоначально она стояла отдельно от здания собора. В XIX веке пространство между колокольней и собором было застроено — и переход перестал существовать, при этом был утрачен богатый пространственный эффект. Собор был выстроен в стиле русского классицизма, тосканского ордера. Высота кирпичного полусферического купола составляет 37 м над землей.

И.Д. Ясныгин также руководил дальнейшим строительством Гостиного двора в Калуге. К моменту, когда он приступал к работе, было построено только два южных корпуса, сформировавших нынешнюю площадь Ленина. С большим тактом, неуклонно следуя первоначальным замыслам Никитина, не отступая ни на шаг от задуманного архитектурного облика сооружения, Ясныгин построил, точнее добился постройки, последующих девяти корпусов Гостиного двора. При этом необходимо отметить, что два северных корпуса точно соответствуют двум южным корпусам и выполнены по чертежам Никитина. Строительство ансамбля продолжалось почти 40 лет, подчас задерживаясь из-за нежелания купцов ломать старые лавки, а также из-за разразившейся войны с Францией 1812-1815 годов.

В 1809 году Ясныгин предпринимает строительство продолжения Присутственных мест для размещения Калужской семинарии (в этой части здания работал облисполком). Каменные работы подрядилась выполнять артель владимирских рабочих (подрядчики А.Ф. Соколов и Ф.К. Шуников, всего рабочих — 40 человек). В ансамбле центра города в 1839 году Ясныгин проектирует и руководит строительством почтового флигеля (ныне д. 2 по ул. Кропоткина).

В то же время Ясныгиным было предпринято большое строительство хранилища соли: был выстроен большой каменный корпус на берегу Березуйского оврага. Ныне на этом месте, на его основании возвышается красный кирпичный корпус бывшего Управления Сызрано-Вяземской железной дороги, выстроенный в 1875 году. Архитектурный облик соляных складов был определён исходя из решения Никитиным зданий Присутственных мест.

Летом 1812 года Ясныгин руководил строительством кордегардий на заставах города Калуги в связи с ожиданием начала военных действий на калужской земле. Тогда же были выстроены "в 5 верстах от Калуги артиллерийские парки". В них приготовлялись и хранились боевые снаряды, которыми обеспечивались западные и южные крепости России, а также войска Калужской, Тульской, Орловской, Курской, Воронежской, Тамбовской, Пензенской, Саратовской, Рязанской, Смоленской и Тверской губерний. В Калуге, недалеко от Каменного моста, была выстроена "каменная пороховая палатка" (пороховой склад). В 1814 году под богадельню для ветеранов Отечественной войны 1812 года Ясныгин перестроил два дома калужского головы И.В. Торубаева, находившегося в переписке с главнокомандующим М.И. Кутузовым (ныне это дд. 14, 16 по ул. Кутузова).

Война 1812-1815 годов оставила на калужской земле заметные следы. Были сожжены деревни и города, в пепле лежали Малоярославец, Боровск, Тарутино. На протяжении 1812 и вплоть до 1817 года И.Д. Ясныгин занимается подсчётами убытков, составляет сметы на ремонт и перестройки, выполняет архитекторские проекты восстановления казённых и культовых зданий с учётом включения сохранившихся частей сооружений. Причём зачастую такую работу архитектор выполняет ещё по горячим следам пожарищ и разрушений. Ясныгин участвовал в восстановлении Черноострожского собора в Малоярославце, который удалось восстановить только к 1843 году. Он восстанавливал постройки Пафнутьев-Боровского монастыря и гражданские дома в городе Боровске. Участвовал в сооружении памятников в честь Отечественной войны 1812 года на калужской земле. И одним из таких памятных сооружений явилось здание бывшей церкви Сошествия Святого Духа в Калуге (ныне д. 22 по ул. Урицкого). Здание было построено в 1815 году и окончательно отделано в 1823 году; современники рассматривали строительство этого здания «как незабвенный памятник об избавлении нашего града от нашествия врага Бонапарта».

Из крупных гражданских зданий следует назвать архитектурный ансамбль так называемой "Хлюстинской богадельни", которую мечтал построить ещё П.Р. Никитин. В 1805 году крепостной архитектор калужского помещика А.С. Хлюстина И.Я. Каширин выполнил чертежи будущего ансамбля из четырёх домов. Строительство было осуществлено калужскими строителями под надзором архитектора И.Д. Ясныгина.

Ещё в конце XVIII века в Калуге были выстроены различные "богоугодные заведения": инвалидный дом, детский приют, богадельни, рабочий и смирительный дома. Эти здания являлись деревянными и были построены в самом низу Спас-Жировской улицы (ныне ул. Салтыкова-Щедрина). В начале XIX столетия, пришедшие в ветхость, они постепенно перестраиваются на новых местах и становятся каменными.

В 1805-1809 годах был отстроен и ансамбль из четырёх зданий под названием "Хлюстинская богадельня". Больничные палаты располагались в основном корпусе с церковью в центре композиции и в двух симметричных крыльях с круглыми башнями по углам. В 1817 году было начато строительство ещё двух корпусов, развивавших ансамбль. При этом был разбит Ботанический сад, продолжавшийся почти до реки Оки. В саду разводились лекарственные растения. Композиция главного фасада строго симметрична. Общий архитектурный облик ансамбля относится к периоду раннего русского классицизма. Исследователь калужской архитектуры Т.М. Сытина высказала вполне обоснованное предположение, что в данном случае мог быть использован ранее утверждённый проект "богоугодного заведения", возможно составленный ещё Никитиным, но применённый позже. В любом случае не подлежит сомнению тот факт, что губернский архитектор Ясныгин помогал И.А. Каширину при сооружении больничного комплекса. (И.А. Каширин до 1811 года учился в Академии художеств.)

Ясныгин был в то время единственным квалифицированным архитектором. Губернатор Калуги А.Л. Львов в записке "О чиновниках Калужской губернии, в продолжение 1809 года трудами своими и усердием к службе отличившихся" пишет о Ясныгине, что "при множестве казённых строениях, в здешней губернии производившихся" тот работал, "не имея при себе даже помощника".

В 1806 году Ясныгин приступил к строительству каменного губернаторского дома в два этажа с антресолями. Для этой цели он использовал чертежи Никитина. Место расположения дома губернатора также соответствовало генеральному плану центра Калуги, разработанному Никитиным. П.Р. Никитин предполагал построить три одинаковых дворца - для губернатора, вице-губернатора и для военного губернатора. Из них только один дворец для губернатора был построен Ясныгиным на предусмотренном месте в городском парке. Проект самого дома был откорректирован по "образцовому" проекту столичным архитектором А.Д. Захаровым. По существу, губернаторский дом представлял собой целую усадьбу со служебными флигелями и конюшней. Его строительство было закончено в 1811 году. Фасад здания строг и прост. Декоративные элементы фасада характерны для стиля ампир.

Начиная с 1793 года Ясныгин руководил перестройками по деревянному загородному дому губернатора. 

В 1815 году Ясныгин и калужские плотники в летнем доме губернатора в Загородном саду (ныне парк им. К.Э. Циолковского) отремонтировали деревянную колоннаду. 

В 1816 году калужский вице-губернатор Загряжский, родственник Гончаровых, решил построить дом на Большой Дворянской улице (ныне ул. Кирова). Автором проекта и строителем большой городской усадьбы Загряжского был И.Д. Ясныгин. За это столетие в доме Загряжских сменилось несколько владельцев; здесь же в большом зале для танцев был оборудован городской театр, просуществовавший таким образом довольно долго. В XX веке здание было превращено в учебное заведение; во время Великой Отечественной войны в 1941 году дом был сожжён.

Аналогичными по планировке и по типу фасадов были выстроенные Ясныгиным деревянные здания богатых усадеб в селе Панском под Малоярославцем (имение Кудрявцевых) и в селе Железцеве бывшего Перемышльского уезда (имение Тургеневых - Мухановых). До настоящего времени хорошо сохранилось деревянное здание главной усадьбы Панское с фрагментами приусадебного парка.

В это же время Ясныгин руководил строительством в усадьбе Железники под Калугой, вблизи Лаврентьевского монастыря. И.Д. Ясныгин также выдавал документы на строительство в Калуге просителям разных сословий. Сооружению зданий предшествовало определение места строительства, отвод участка, создание его генерального плана со всеми строениями, планов и фасадов зданий. 

К 1819 году относится "отношение Губернского правления" о том, что оно «не может командировать губернского архитектора для освидетельствования ветхости частных домов, потому более что он есть чиновник казённых только зданий и сверх того занят..." Документ иллюстрирует огромную занятость архитектора делами. Анализ этапов строительства и их темпов показывает, что на плечи Ясныгина действительно была возложена большая нагрузка: за время его деятельности было заложено и построено вновь 141 только каменное культовое здание по Калужской губернии. В Боровском уезде было построено заново 19 зданий, в Жиздринском - 12, в Калужском - 16, в Козельском - 11, в Лихвинском - одно, в Малоярославецком - шесть, в Мещовском - 29, в Медынском - 13, в Мосальском - 23, в Перемышльском - четыре и в Тарусском - семь культовых построек (в их число входят здания, возводимые в уезде и в уездном городе). Необходимо отметить, что при этом не учтены многочисленные ремонты, пристройки и деревянные сооружения. Архитектор должен был проверить генеральный план и место для строительства, присутствовать при разбивке здания на месте и при приёмке готовой постройки.

Ясныгину принадлежит надстройка колоколен в Рождественской церкви в селе Ромоданове и в селе Покрова за рекой, которые очень важны для создания красивых видов за Окой. (Церковь в селе Покрова - нынешнем Некрасове была разрушена в 1941 году в ходе боёв за освобождение Калуги от фашистских оккупантов, не восстанавливалась.)

Со временем творческой деятельности И.Д. Ясныгина совпадает большое строительство в Калужском Лаврентьевском монастыре. Были построены четыре наугольные башни, многогранные и круглые, высокие кирпичные стены монастыря, возведена многоярусная колокольня, завершившая интересный по силуэту архитектурный ансамбль, созданный в XVI-XVIII веках. Тогда нее был спроектирован и осуществлён парк при ансамбле.

Другой калужский монастырь, Девичий, или Казанский, в это же время был обнесён кирпичной стеной с декоративными круглыми башенками, а над воротами была воздвигнута многоярусная колокольня с часами.

Одновременно с этими объектами на территории Калужского края также завершалось строительство древних монастырей: был обстроен кирпичной стеной с башнями Лютиков монастырь, расположенный в пойме реки Оки возле нынешнего села Корекозева. В 1806 году была поднята кирпичная с зубцами стена мужского монастыря "Тихонова пустынь", углы стены были укреплены гранёными башнями, увенчанными шатрами и куполами. В Козельской Оптиной пустыни в 1804 году появились высокая колокольня над главными воротами и несколько казённых двухэтажных корпусов гостиниц. Ясныгин проектировал и руководил строительством зданий соборов в городах Тарусе (1799 г.), Медыни и Жиздре (1806 г.), а также Никольского собора в Мосальске (1818 г.), Никольского Черноострожского монастыря в Малоярославце.

Основную долю в творчестве архитектора составляли проектирование и постройки для "казённых надобностей": присутственные места в уездных городах, казённые постройки, здания судов, соляные магазины и склады, смирительные и работные дома, тюрьмы. Окончив в 1809 году здание калужских Присутственных мест, он был занят возведением аналогичных построек в Боровске (1813 г.), Мосальске (1814 г.), Тарусе и Мещовске (1817 г.). казённые помещения устраивались во всех уездных городах, в том числе в Жиздре и Мещовске. В Калуге Ясныгин отделывает здание уголовного суда, в Жиздре - здание уездного суда (1815 г.). Соляные магазины были построены в Калуге и Боровске. Смирительные и работные дома возникли в Калуге в 1820-е годы; тюрьмы были построены в Боровске и в других местах губернии в 1819-1823 годах.

Архитектурный образ таких казённых зданий заимствовался Ясныгиным из "высочайше утверждённых образцов", говоря современным языком — из типовых проектов. Строили эти сооружения многочисленные артели каменщиков, калужские посадские мастеровые. Строители трудились на совесть, строили прочно, добротно, создавая сложные архитектурные рисунки.

Важно заметить, что подобную работу Ясныгин с калужанами-строителями выполнял и далеко за пределами Калужского края. В 1790-1796 годах он проектирует, а калужские каменщики возводят собор в Чернигове, ведут строительство в Нежине; в 1794 году мастера из-под Перемышля возводят собор в Новгороде-Северском. В 1800 году Ясныгин направляет подрядчика Рябчикова с артелью в количестве 41 человека (мещовцев и перемышльцев) в Киев, где ими был построен по указанию Ясныгина один из корпусов знаменитого киевского Арсенала. Естественно, что при работе в других городах калужане распространяли свой передовой по тому времени опыт строительства.

Однако основные свои произведения И.Д. Ясныгин создал в Калуге, для калужан. Наряду с немалым количеством небольших деревянных зданий, он спроектировал и выстроил много значительных усадеб зажиточных горожан. Одним из таких сложных заказов было осуществление усадьбы богатого калужского купца И.Х. Билибина, которому принадлежал в городе целый квартал. Главный дом усадьбы расположен посередине южной стороны квартала, и основной его фасад выходит на нынешнюю улицу Дарвина. Ось фасада совпадает с продольной осью Гостинорядского переулка. По замыслу Ясныгина, фасад должны были украшать шесть колонн портика. 

Весь квартал Билибиных был окружён высокой кирпичной стеной. На ней, как на цоколе, были расставлены белокаменные колонки, которые держали кованую, как кружево, железную решётку. Павильоны круглые в плане, как башни, и поэтому их прозвали "ротондами". Ясныгин достиг подлинного мастерства в этих ротондах. 

Для одного из Демидовых в 1799 году Ясныгин и подрядчик Лазарев совершили пристройку части дома в три этажа. При этом старинные палаты оказались как бы замурованными, а на линию улицы была выведена новая часть дома в стиле классицизма. Ныне этот дом известен как "усадьба Тимченко", но если приглядеться к балконной решетке, то можно легко различить выкованный вензель "Д" — первую букву фамилии П. Демидова. Однако подлинной архитектурной находкой явилось то, что ось ворот усадьбы точно совпадает с вертикалью самой нарядной в Калуге колокольни — легкой и стройной как девушка колокольни церкви Жен Мироносиц. Благодаря этому оптическому эффекту, который точно рассчитал архитектор, когда стоишь перед фасадом ворот усадьбы, воспринимаешь зрелище как единый архитектурный ансамбль.

Вершиной мастерства, строительного чутья и архитектурной науки И.Д. Ясныгина, бесспорно, является возведённое при нем и, конечно, с его участием здание усадьбы калужского миллионера П.М. Золотарёва возле Каменного моста. Прекрасная, продуманная компоновка симметричных объемов дворовых флигелей является образцом того, как при жёстких требованиях классицизма с его канонами зодчие умели находить живописное решение. Ансамбль кажется не выстроенным, а буквально вылепленным ловкими руками автора с обострённым художественным чутьём.

Об этой самой известной усадьбе в Калуге нам до обидного мало известно. До сих пор не найдены ни в одном из архивов данные о времени её постройки. Нам остается лишь повторять то, что голословно написано исследователями С.В. Безсоновым, а вслед за ним М.В. Фехнер, что усадьба "построена в 1808 году". 

Считается, что в 1810-1811 годах был построен ещё один дом, ныне известный нам как чистоклетовский. Первоначально же строилась усадьба для Билибиных. Ныне это здание областного художественного музея (ул. Ленина, д. 104). 

Архитектура усадьбы вызвала многочисленные подражания в Калуге. Позднее, в 1826 году, одним из Золотарёвых был выстроен дом для городской больницы в таком нее духе, когда на фасаде полуколонны стоят на уровне второго этажа (ныне в этом здании размещается неврологическое отделение городской больницы № 4, на углу ул. М. Горького и Никитина). Очень похожим был и дом Астреевых на углу улиц Огарёва и Ленина, разобранный в 1977 году. Очевидно, губернский архитектор Ясныгин внедрил этот тип здания как образцовый для использования в жилой застройке города.

Строительство "по образцам" было весьма распространено в Калуге того времени, как и в других русских городах. Оно играло роль типового строительства. Ясныгину принадлежит разработка образцового проекта жилого кирпичного дома в два этажа. Одним из первых такой тип был применён при стройке дома И.И. Борисова, городского головы (ныне д. 1 по ул. Карпова). Для домов такого типа характерна сравнительно простая архитектурная декорация.

Много домов этого образца были выстроены на улицах города, но они не производят впечатления однообразия. Очевидно, дело том, что при каждом конкретном строительстве учитывались и место, и угол зрения, менялась высота, этажность здания, в зависимости от необходимости, то есть внутри типового здания существовала индивидуальность. Немалую роль при этом играла кирпичная кладка, различная в каждом отдельном случае. 

Ясныгин стремился из каждой калужской улицы сделать архитектурный ансамбль. Например, отрезок улицы Баумана между улицами Пушкина и Комарова почти полностью был застроен каменными домами высотой в два этажа. Общность композиции, единый масштаб застройки сделали ансамбль монолитным. Чёткие интервалы между зданиями заполнены зелёными кущами садов. Такое же стройное впечатление остается и от части улицы Пушкина, где дома № 1, 3, 5 и 7 выстроены без однообразия, где гармоничность целого и деталей может быть рассмотрена как образец целостного городского строительства.

Прекрасное целостное впечатление создает и старая усадьба Золотарёвых на бывшей Новорежской улице (ныне ул. Никитина, комплекс зданий больницы «Красный Крест»). 

Синтез всех декоративных искусств вообще был очень свойствен сооружениям, к которым имел отношение Ясныгин. В наиболее полном объёме ощущается это в памятнике архитектуры "Доме Щепочкина", расположенном в посёлке Полотняный Завод под Калугой (1780-1790-е гг.). 

И.Д. Ясныгин немало сделал и для сохранения архитектурного наследия. В 1800 году ему пришлось увеличивать пристройкой старинную усадебную палату Фалеевых напротив церкви Георгия за Верхом. Массивные палаты были выстроены в первой половине XVIII века. Ясныгин использовал то обстоятельство, что они находились посреди усадьбы. Позже этим домом владеют Новосильцевы и Гончаровы. Ныне это памятник архитектуры "Дом Гончаровых". Аналогичную работу пришлось проделать архитектору с домом Торубаевых и Сухозанет.

Ясныгин, как умел и мог, сохранял ценное из архитектурного наследия города, как только представлялась такая возможность. Достаточно отметить, что из выстроенных до 1760 года каменных зданий до нашего времени сохранилось около 70 процентов.

И.Д. Ясныгин понимал, что разнообразный и живописный образ города зависит от количества вертикальных доминирующих сооружений, поэтому он уделял большое внимание строительству колоколен. В Калуге стали строиться и дома высотой в три этажа, город поднимался в высоту. Ясныгину принадлежит авторство пристройки многих колоколен к ранее выстроенным, старинным культовым постройкам. Внушительная и массивная колокольня, с колоннами на всех трёх ярусах, поднялась у Благовещенской церкви; в 1802 году, в самом начале XIX века, была создана колокольня бывшей Казанской церкви. Приземистая колокольня церкви Спаса на "Смоленке" далеко видна при подъезде к городу со стороны бора. Колокольни бывшей церкви Козьмы и Дамиана, а также Иоанно-предтеченской церкви были выстроены в стиле барокко в 1734 году; подделываясь под архитектуру башнеобразных объёмов, колокольня бывшей церкви Михаила Архангела состояла из трёх ярусов, каждый из которых был круглым по форме, как цилиндр, и украшен ярусами колонн.

И.Д. Ясныгин добился больших успехов в создании уютных деревянных особняков. Две построенные при нем деревянные усадьбы - Толмачёвых и Сперанских - взяты под государственную охрану республиканского значения. Созданы они были вскоре после окончания Отечественной войны 1812 года и представляют собой образец городского русского деревянного зодчества, имитирующего каменные сооружения в стиле русской классики. 

Рассказ о творчестве архитектора и скульптора И.Д. Ясныгина будет неполным, если не упомянуть о том, сколько им было уделено внимания калужским мастерам керамики.

Имея за плечами опыт работы на фарфоровом заводе, Ясныгин хорошо представлял себе далеко идущие перспективы внедрения в массовое строительство такого метода и его технические возможности. Художественное умение калужских керамистов, которые исстари владели многими производственными секретами создания сложных изделий, также обещало успех. 

Несомненны контакты архитектора с калужскими гончарами, с хозяевами и мастерами многочисленных калужских заводов. В 1806 году архитектору пришлось письменно отстаивать перед саратовским губернатором продукцию и качество изделий трёх керамических заводов Калуги. Именно при Ясныгине число заводов возрастает. Только в городе Калуге в 1785 году существовало 19 кирпичных и 11 изразцовых заводов, не считая предприятий в Калужском уезде и в губернии.

И.Д. Ясныгин разработал систему внедрения керамических деталей в повседневное каменное строительство. Были созданы многочисленные керамические формы для оттисков сложных, трудноисполнимых деталей: капителей и баз пилястр и колонн. 

Кроме того, Ясныгиным было разработано и под его руководством внедрено в строительную практику применение сборных керамических ваз или урн; такие вазы применялись на столбах балюстрад, ставились на пьедесталах на пилонах ворот, посередине клумб. Декоративные урны могли применяться и для памятников.

Все эти перечисленные детали строительства существовали в повседневной практике, вокруг народа, может быть, поэтому к ним присмотрелись и не замечали. А между тем и сейчас можно найти в зданиях, которым даже сотни лет, такие уцелевшие редкие детали. Многие из них давно заменены на более прочные, металлические. Но интересно, что с того времени применение таких сборных элементов из керамики вошло в обиход и применялось в Калуге долго, вплоть до наших дней. До сих пор на фасаде бывшего Управления Сызрано-Вяземской железной дороги, выстроенного в 1875 году, видны большие капители коринфского ордера, выполненные из керамики. Колонны и капители ионического ордера Народного дома (1913 г.) также были из керамики (архитектор В.Д. Виноградов).

Таким образом, творчество И.Д. Ясныгина как бы перебрасывает невидимый мост к нам, к нашим современным индустриальным сборным деталям домов и к керамическим деталям отделки и облицовки.

Со временем пребывания и творчества Ясныгина в Калуге связан расцвет и в производстве изразцов, в период конца XVIII - начала XIX века калужские гончары достигли высокого технологического и художественного уровней их выполнения.

Архитектор Ясныгин был первым, кто применил для рисунка калужских печей цельный композиционный характер. Во все зеркало печи, например, изображалась ваза или урна с гирляндами из листьев, цветов и фруктов, им сопутствовали ленты и короны из лавровых листьев, птицы и розетки. Внизу обычно помещалось изображение корзины с фруктами и бантами. 

Цветные изразцы изготавливались и для других городов: Саратова, Орла, Москвы, Петербурга, для украинских городов. Изразцы калужской работы узнаются по светлому черепку розоватого оттенка, поскольку в нашем крае преобладали светлые оттенки глин. Искусство калужских мастеров стало известно в центральных районах России.

Существует мало сведений из биографии И.Д. Ясныгина, неизвестен его портрет. С 1809 года он жил в построенном им самим доме № 2 по нынешней улице Кропоткина, с женой и тёщей. Отец его жены Екатерины Петровны П.М. Юдин был протоколистом Московской межевой экспедиции. Детей у Ясныгина не было. Трудился архитектор И.Д. Ясныгин до 1822 года. В 1824 году, на 79 году жизни, он скончался и был похоронен в Калуге в некрополе Лаврентьевского монастыря. Материалы по биографии зодчего были собраны архитектором М.В. Дьяконовым, но не изданы.

Многогранная творческая градостроительная деятельность выдающегося архитектора конца XVIII и начала XIX веков И.Д. Ясныгина была недостаточно оценена современниками. 

Значение организаторской и административной деятельности зодчего в Калуге и в Калужском крае заключается в том, что он в течение длительного времени последовательно осуществлял строительство жилых и общественных зданий в соответствии с утвержденным регулярным планом города 1778 года. Именно благодаря огромному труду, предпринятому И.Д. Ясныгиным, был осуществлён разработанный П.Р. Никитиным в основных массах классический чёткий план города Калуги и уездных городов. Его воплощение шло в действительности с учётом конкретных условий. Зодчему Ясныгину Калуга обязана продуманным расположением системы улиц и площадей в сочетании с богатой пластикой интересных объёмов зданий и сооружений, до сих пор вызывающих чувство удивления у наших современников. В большей степени заслугой Ясныгина является и то, что значительные архитектурные ансамбли центра города Калуги были выполнены в едином архитектурном ключе, можно сказать, одним почерком.

Материал из книги "Зодчество Калужского края" А.С.Днепровский-Орбелиани

© 2007-2017, Татьяна Алексеева
По всем вопросам обращайтесь по адресу [email protected]